π
Life.ru
Лешак Щелье – место массовых отложений древнейших морских животных в России.
Волжско-Камский заповедник.
Животный мир высокогорий Кавказа. Кабардино-Балкария, река Черек-Безенгийский.
Подпишись на новости про животных: ВК OK

X (закрыть меню) X

Животный мир высокогорий Кавказа. Кабардино-Балкария, река Черек-Безенгийский.

Раздел: Заповедники / Нац. Парки.. Дата (опубликованно): 20-07-2019 17:12

О поездке в высокогорье Кавказа мечтал давно, да все откладывал, но все же собрался. Кабардино-Балкария, ранняя весна. Желтеют прошлогодней травой южные склоны гор, протянувшиеся вдоль реки Черек-Безенгийский, а северные — в белоснежном уборе с черной щетиной обнаженного леса. Весна запоздала недели на три, зато погода хороша. Солнце, тепло, апрель на дворе.

Высокогорья Кавказа.
Высокогорья Кавказа.

Жилье мое устроилось на кордоне Кабардино-Балкарского высокогорного заповедника. С утра, еще до солнца, птичьи голоса не умолкают. Трещат черные и белозобые дрозды, заливаются горные овсянки, слышны горихвостки-чернушки, покрикивают кавказские черноголовые сойки. У реки, еще по-зимнему мелководной, но помалу набирающей силы, кормятся горные трясогузки и оляпки. Около кордона скачут большие чечевицы и чернобрюхие горихвостки, вместе с дроздами что-то ищут в дернине.

Краснобрюхая горихвостка (Phoenicurus erythrogaster).
Краснобрюхая горихвостка (Phoenicurus erythrogaster).

Изредка бородач прочертит голубизну поднебесную, спеша куда-то, по своим делам. У него теперь птенцы, еще с марта, видно, полетел за кормом для детей. Есть здесь и белоголовые сипы со стервятниками. Но они появляются, если где-то падаль обозначилась. Расправятся с павшим бараном в считанные часы и исчезнут, будто их и не было вовсе.

Белоголовый сип (Gyps fulvus).
Белоголовый сип (Gyps fulvus).

Выше по течению, ближе к Безенгийской стене, в километре от кордона кошара пастуха, как раз там, где мне за уларами в горы лезть надобно. К уларам, или горным индейкам, как их еще называют, у меня особый интерес. Собственно, и поездка-то состоялась, для того, чтобы на них посмотреть.

Горихвостка-чернушка (Phoenicurus ochruros).
Горихвостка-чернушка (Phoenicurus ochruros).

Кавказские улары не самые крупные среди своих сородичей — горных индеек. Самые крупные виды уларов типичны для гор Тянь-Шаня, Памира и Гималаев. Есть улары и на Алтае, но там свой вид - алтайский.

Козленок тура.
Козленок тура.

На Кавказе 2 вида уларов, кавказский и каспийский. Каспийский улар обитает в Закавказье, не очень высоко в горах. Кавказский улар - птица высокогорная, пока до него доберешься, семь потов сойдет. К самым ледникам подниматься приходится, выше 3500 метров. Туда, где альпийские луга и постоянные снежники, а выше только ледники и бездонное небо да тишина, та, что до звона в ушах.

Группа туров (Capra caucasica), козы с козлятами.
Группа туров (Capra caucasica), козы с козлятами.

На второй день после приезда в заповедник решил посмотреть окрестности. Встал пораньше, чтобы с утра уларов послушать. Они утром перекликаются. Летать активно, на большое расстояние, улары не могут. Тяжелы, да и крылья невелики. Крыльями они больше подруливают. Ночуют улары высоко на скалах, у самых вершин горных хребтов. Рано утром, после шумной переклички, планируют вниз на альпийские луга, разбросанные зелеными лоскутами по склонам гор, среди осыпей и скальных развалов. Пощипывая проростки и почки трав - улары строгие вегетарианцы - птицы поднимаются вверх. В полуденный зной отдыхают среди скал, а к вечеру снова вниз, на кормежку. Так и мотаются — вниз на крыле, вверх пешком.

Ущелье Думала в месте впадения в Черек-Безенгийский.
Ущелье Думала в месте впадения в Черек-Безенгийский.

Подойдя к кошаре, напротив которой громоздился горный хребет, решил подняться немного, попробовать, трудно ли будет добраться до ближайших скальных развалов на склоне горы. Подъем оказался тяжким с непривычки, да и склон уходил каменистым распадком круто вверх. Добравшись до ближних скал, полез выше узким скальным коридором к открывшейся седловине. Карабкаюсь на четвереньках, цепляюсь руками за космы прошлогодней травы. На шее тяжелый фотоаппарат с телеобъективом и большой бинокль, амуниция килограмма на три потянет. От речной долины, что внизу осталась, на высоте 2000 м над уровнем моря, метров на семьсот вскарабкался. Жаль спускаться. Лезу дальше. Справа, совсем рядом, крик улара. Его ни с чем не спутаешь. Отрывистое звонкое квохтанье с протяжным свистом вперемежку. Замер, сердце из горла вот-вот выскочит. Надеялся увидеть птицу вверху, не скоро, а она в полгоры, где-то рядом.

Кормящиеся кавказские улары (Tetraogallus caucasicus).
Кормящиеся кавказские улары (Tetraogallus caucasicus).

Меня птице не видно, и на стенку каменного коридора, что высится метров на пять, подняться можно. Под ногами мелкорослый шиповник, еще без листьев, но колючий донельзя. Ногу поставить без адского треска некуда. Полез на скалы, тяну шею как жираф, чтобы поскорей заглянуть туда, откуда птица кричала. Выглянул из-за скалы, а там, в двух метрах, улар из-за камня тоже шею тянет, бусины глаз на меня недоуменно таращит. Шустрый оказался. Глазом не успел моргнуть, сорвалась птица вниз, а за ней следом еще одна. Звонко и протяжно улюлюкая, скрылись улары в крутом вираже у меня за спиной, только я их и видел.

Кавказские улары.
Кавказские улары.

Лезу выше, впереди развал скал, откуда должен открыться вид на седловину, а от нее, круто вверх, прямой путь к горному хребту. Добрался до скального развала, осторожно выглянул из-за камней. Метрах в ста, прямо передо мной, кормятся на травянистом склоне несколько уларов. Снимать далековато, но что делать, могло и этого не быть. Пока снимал птиц, немного отдышался. Улары меня не видят, но уж больно шустро вперед и вверх бегут. Сбились в кучку на каменных глыбах, что далеко впереди разбросаны, шеи вытянули, встревожены, заметили что-то неладное. Может, шум затвора услыхали, кто знает? Только сорвались птицы одна за другой, молча скользнули вниз по склону и скрылись за горой.

Самец горной овсянки (Emberiza cia).
Самец горной овсянки (Emberiza cia).

От седловины полез дальше, к скальному гребню. Там, метрах в пятистах туры малыми темными точками пасутся. Вот-вот за хребет перевалят. В бинокль их хорошо видно, одни козы, козлов нет. Подождал, пока они за хребет ушли. Поднимусь, думаю, к хребту, туры как на ладони будут. То ли высота стала сказываться, или устал сильно, только ползу как черепаха. Десяток шагов, отдышался — еще десяток, чем дальше, тем труднее, а до хребта еще метров триста. Еле живой добрался до хребта. Вправо уходит выгнутый амфитеатром крутой склон, отороченный сверху гребенкой остроконечных скал. Козы исчезли, видно, перевалили в соседнее ущелье. Шарю биноклем по склону. Перед глазами плывут бурые ковры прошлогодних трав да развалы камней. А вот и тур, серо-палевый, о четырех ногах. Нет, не похоже, больно плавно идет, лопатки на спине так и играют. Да это ж рысь! Крупная. До зверя метров триста. Пока дрожащими от усталости и волнения руками доставал аппарат, рысь к скалам подошла. Вот-вот среди них скроется. Щелкнул затвор, зверь услышал — на таком-то расстоянии. Вот это слух. Кошка остановилась, глядя в мою сторону. Секунд через пять отвернулась и пошла своей дорогой. Еще щелчок затвора, и зверь скрылся.

Горностай (Mustela erminea).
Горностай (Mustela erminea).

Немного успокоившись, посмотрел на часы. Подъем на хребет занял около четырех часов, а еще вниз спускаться. Как глянул туда, откуда приполз, голова кругом. Крутизна такая, что дух захватывает. Не дай Бог, оскользнешься, вниз километра полтора сыпаться, без остановки. Вот занесла нелегкая. Но что делать, коль залез, спускаться нужно. С другой стороны хребта, откуда рысь пришла, еще круче, да и дорога незнакомая. Решил спускаться там, где поднимался. Метров двести сползал, цепляясь, за что только можно. Чуть привык, не так уж и жутко, если вниз не смотреть. Только тяжело, ноги свинцовые, усталость сказывается. Да и спускаться оказалось тяжелей, чем вверх карабкаться. Тут еще, почти в начале спуска, спугнул гадюку. Что она забыла ранней весной на такой высоте, не знаю. Только что овцы сюда не поднимаются, не беспокоят. Внизу, позже, сколько ни искал, ни одной не видел. Я пячусь вниз, и она, серым, узорчатым ремешком, чуть ниже, по жухлой траве струится. Проводила меня метров тридцать и исчезла в сухой траве, словно растаяла. А мне за эту самую траву еще цепляться донизу.

Горностай в горах Кавказа.
Горностай в горах Кавказа.

Десять дней, что провел на кордоне, пролетели как один день, но есть о чем вспомнить. О диких турах, которые паслись теплыми вечерами в скалах напротив балка кордона. О знакомом горностае, живущем в кошаре чабана. О радушье простых горцев и величье гор. Да что говорить, Кавказ - слово звонкое, сродни звенящей первозданной тишине. Той, что обитает на укрытых вечными снегами вершинах, однажды увидев которые уже никогда не забудешь.

Автор: Валерий Булавинцев, кандидат биологических наук. Фото автора. Источник: журнал «В мире животных», 2006, № 3



Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Добавить комментарий:
Имя или e-mail:

Сообщение:

Наверх
Наверх


Сайт о животных - PiLife.ru