π
Life.ru
Стрекоза красотка блестящая.
Рак узкопалый.
Сигнальный рак.
Подпишись на новости про животных: ВК OK

X (закрыть меню) X

Обрастатели Чёрного моря: губки, мшанки, балянусы и другие.

Раздел: Насекомые / Беспозвоночные.. Дата (опубликованно): 20-06-2019 8:45

Твердая поверхность в море используется многократно — на камне закрепляется водоросль, на ней вырастают другие водоросли, губки, мшанки, гидроиды, на них селится кто-то еще, по веточкам расползаются крохотные моллюски и разнообразные рачки, закрепляются одноклеточные водоросли эпифиты...


Обрастатели Чёрного моря.

Используя любой клочок твердой поверхности, живые организмы — большие и маленькие, видимые и невидимые: растения, животные, бактерии — селятся на камнях, ветках водорослей, сваях пирсов, днищах кораблей, плавающих в воде обломках дерева и пластика... и друг на друге. Это и есть сообщества организмов-обрастателей. Войдите в воду, нырните, оглядитесь — увидите их повсюду.


Морские желуди на раковине двустворчатого моллюска донакса Donax trunculus, а сами ракушки желудей покрыты другим обрастателем - сетчатой колонией мшанок.

Первыми всегда на глаза попадаются морские домики усоногих рачков балянусов Balanus improvisus — их много на любом предмете, выброшенном на берег. Личинки балянуса плавают в толще воды; потом, после ряда превращений, они оседают на любую, оказавшуюся поблизости, твердую поверхность, приклеиваются к ней головой с помощью цементных желез — и выстраивают себе домики-ракушки. Рачок сидит в этом домике головой вниз, и, приоткрывая дверцы-створки, разворачивает в воде ловчую сеть — ажурный веер, образованный длинными раздвоенными ножками. Захваченные сетчатым веером, частицы пищи переносятся ко рту, когда веер сворачивается. Машут своими ножками балянусы очень изящно, но увидеть это можно, только приблизив глаза вплотную к ним — потому что в Черном море они мелкие; а вот в других морях встречаются морские желуди размером со стакан.


Балянусы машут перистыми ножками.

На каменистом пляже, у кромки воды, мы замечаем, что многие камни покрыты белым налетом. Приглядимся к такому камушку, но лучше возьмем его из воды — там наши обрастатели менее потерты. Видим множество крошечных белых завитков, прилепившихся к камню, — раковины сидячих многощетинковых червей спирорбисов Spirorbis pusilla. Они не больше миллиметра в диаметре и кажутся просто точками, а издалека — это тот самый белый налет на камнях.


На раковине живого рапана поселились спирорбисы, тут же - корковые красные и буруе водоросли.

В море очень много сидячих — это принятое научное название — многощетинковых червей. Они строят домики-трубки из ила, песчинок, известняка — разные виды из разного материала. У спирорбиса трубка известковая, завитая, как у улитки. Наружу черви выпускают пучок жабр и, скручивая и раскручивая его, дышат. Жабры спирорбиса, как и других сидячих полихет, одновременно помогают ему питаться - гонят в рот червя все съедобные — живые и неживые — частицы, проплывающие мимо. У крупных сидячих полихет — они бывают метровой длины! — венцы щупалец большие и разноцветные, похожи на цветы. Самую крупную и красивую полихету Черного моря — серпулу Serpula vermicularis, с малиново-фиолетовыми жабрами-цветами, мы находим глубже 8—10 м, на скальной стенке. А жаберный венчик крохотного спирорбиса и разглядеть-то трудно.


На раковинах мидий строит свои известковые домики-тоннели крупный многощетинковый червь поматоцерос.

На нижней стороне лежащих неглубоко камней — скользкие, блестящие присоски: красные, бурые, зеленые... Странные создания. Но это — одни из самых красивых живых существ в Черном море - актинии. Когда вы поднимали камень, они свернулись. А когда их никто не беспокоит — расправлен и чуть шевелится венец ловчих щупалец со стрекательными клетками. Актинии подвижны — они могут медленно переползать с места на место, всегда стараясь переместиться в тень. Но свет — лишь сигнал, направляющий движение актинии (отрицательный фототаксис); смысл же перемещения под камни и в узкие щели — защита от волн и хищников.


Многощетинковые черви серпулы живут в домиках-трубках, прикрепленных к подводным камням; распуская красные цветы жаберных лопастей, они дышат и ловят съедобные частицы, взвешенные в воде. Вокруг - царство обрастателей.

Актинии ловят детрит и планктон — как медузы, только прилепившиеся к камню. Эти кишечнополостные очень похожи, но в жизненном цикле актиний основная — крупная и долгоживущая стадия — полип. В Черном море обычны 2 вида актиний. Более крупный — актиния лошадиная (Actinia equina). Другой вид — актинотое — встречается реже, она мелкая, до 1 см высотой. Актиниями можно любоваться долго — они ведь бывают синие, зеленые, красные — кажется, что они светятся изнутри.


Съежившаяся актиния.

Вездесущий обрастатель камней мелководья — мелкий двустворчатый моллюск митилястер — и формой, и размером похож на семечку подсолнечника. Их плотные колонии — щетки — тоже образуют живую корку подводных скал. Эти двустворки крепятся к камням пучком нитей биссуса, которые они выпускают из мышечной ткани ноги. Нога у митилястера, как и у других его родственников, ведущих сидячий образ жизни, — мидий, устриц — уменьшена до размеров и формы крошечного, смешного, болтающегося членика. Но эта маленькая ножка нужна — она может напрячься, сократиться, пучок биссуса втянется в раковину, и моллюск ближе, крепче и надежней прижмется к камню. Так же поступают и мидии, если их тревожат другие морские жители или волны. Биссус — один из наиболее крепких биологических материалов в природе; легенды гласят, что когда-то из него плели кольчуги — самые крепкие, самые легкие... и самые дорогие. Представьте, сколько нужно труда, чтобы набрать этих коротких ниточек хотя бы на одну длинную нить, — и сколько нитей нужно для кольчуги!


Лошадиная актиния.

Митилястер очень вынослив, живет даже в зоне заплеска, выдерживает, наравне с прибрежными камнями, удары штормов любой силы. Он селится на стволиках цистозиры, делая их втрое толще. Вероятно, это можно рассматривать как пример симбиоза: митилястер обретает место для жизни, а ствол водоросли становится крепче и защищенней. Мидии селятся глубже или в закрытых от волн местах; они могут жить не только на камнях, но и на сыпучем грунте — на песке и иле; в этом случае они цепляются биссусом друг за друга, образуя пучки — друзы.


Черноморская актиния.

На многих предметах в море или выброшенных волнами на берег можно разглядеть мелкую, жесткую, белую сеточку: это одни из самых обычных черноморских обрастателей — известковые мшанки мембранипоры (Membranipora spp.), их несколько похожих видов. Особенно часто их колонии покрывают створки моллюсков. Мшанки — отдельный класс многоклеточных колониальных животных, у них есть примитивные системы органов, строение несколько напоминает строение полипов кишечнополостных, например, кораллов. Они всегда образуют колонии. Наша мшанка строит известковые ячейки-соты, предпочитая селиться не на камнях, а на других животных — створках моллюсков, панцирях крабов, домиках морских желудей. Вырастает колония очень быстро: однажды, недалеко от Анапы, я потерял среди камней деталь от подводной фотокамеры; через две недели ее нашел другой водолаз - вороненый металл уже побелел от мшанок.


Поселение митилястера на камне. А на створках – литотамнион.

Наиболее яркие краски черноморскому подводному пейзажу дают корковые губки: они покрывают створки мидий, поверхности камней, раковины рапанов оранжевыми, синими, желтыми, сиреневыми, зелеными пятнами.


Мидийная щетка; это - молодое поселение на каменной стенке мыса Айя в Крыму, створки моллюсков еще не покрыты «вторым этажом» обрастателей.

Губки — примитивнейшие многоклеточные животные — строят упругую массу механической ткани из волокон, кремниевых или органических. Внутри этой массы образуются пещеры с входами и выходами; на стенках пещер сидят клетки и машут жгутиками — гонят воду: снаружи — внутрь губки — и снова наружу. Из потока воды они вылавливают съедобные частицы, в основном, это органические останки. Выходные отверстия пещерок открываются в одно общее устье губки. Эти животные почкуются и разрастаются во все стороны — так образуется колония с множеством устьев.


Створка мидий, покрытая колонией известковой мшанки.

В прибрежной зоне Черного моря большие яркие корки чаще всего образуют кремнероговые губки родов дизидея (Dysidea sp.), халиклона (Haliclona sp.), миксилла (Myxilla sp.) и халихондрия (Halichondria panicea).


Зеленая губка халихондрия облепила всю поверхность камня - видно множество вытянутых устьев, из которых вытекает отфильтрованная вода.

Большинство крупных губок вырастает в тени и только там, где есть много детрита - их пищи. Поэтому чем глубже — тем их больше. А под рыбацкими причалами они разрастаются на глубине полметра — там и любимый ими полумрак, и пищи — в виде смываемой с палуб сейнеров и причалов воды с кусочками рыбы — всегда хватает.


Если рассмотреть губку поближе, видны устья и волокна, составляющие скелет этого организма. Именно такие синие губки дизидеи и желтые халиклоны встречаются у наших черноморских берегов чаще всего.

Есть места, где покрытие губками достигает 100% — обычно такое наблюдается в подводных пещерах. Условия жизни в пещерах более стабильные, чем на открытом дне; туда, в полную темноту, редко заплывают рыбы, сгрызающие губки, вот они и растут, затягивая сплошной желтой тканью стены пещеры, наползая краями колоний друг на друга - получается фантастическая, зачаровывающая мозаика. Во многих местах конкуренция между колониями губок за скальную поверхность в пещерах приводит к тому, что колонии разных видов смыкаются, их края подворачиваются, и они вырастают вверх — получается великолепный пестрый ковер, по которому расхаживают прозрачные креветки и подбирают крупные частицы детрита, которые недоступны губкам. Правда, все великолепие этих подводных дворцов, украшенных губками, открывается только при свете фонарика.


Мелкие колонии губок в подводной пещере.

Название «губка» в бытовом его смысле произошло именно от названия этих животных — если сорвать на дне губку, высушить ее и промыть от остатков живой ткани, останется скелет — волокна, которые мы разглядели у синей губки. Этот скелет будет самой лучшей губкой — уже в кухонном смысле этого предмета и названия. Пещерки внутри губки, в которых сидели живые клетки, впитывают в себя много воды. В Черном море больших, годных для вытирания столов и полов, губок не вырастает, а вот в соседнем Эгейском море их — сколько угодно.


Колониальная асцидия ботриллюс Botrillus schlosseri.

Начиная с глубины 8—10 м, на камнях, пластинах красной водоросли филлофоры и на створках мидий — красивые малиновые коврики с белыми звездочками — это колониальная асцидия ботриллюс Botrillus schlosseri. Каждый луч белой «звездочки» — одна асцидия. Асцидии — удивительные существа, их планктонные личинки похожи на личинок рыб — имеют глаза и хорду; а когда личинка садится на субстрат, превращаясь в мешок с внутренними органами, хорда исчезает — происходит дегенерация организма. Асцидии, в том числе и эти маленькие, по способу питания — фильтраторы: вода засасывается через входной сифон, проходит через жабры, попадает в пищеварительный тракт и выбрасывается через выводной сифон, как у двустворчатых моллюсков.


Колонии гидройда аглаофения.

На той же глубине, что колониальные асцидии, начинают встречаться красивые перистые колонии гидроида аглаофения Aglaophenia pluma. Это самый распространенный в Черном море вид гидроидов, у него нет медузоидной стадии. Особенно много их на подводных скальных обрывах в Крыму: широкие и высокие каменные стены покрыты сплошной щеткой мидий, их створки затянуты колониями ярких губок, а поверх них вырастает и колышется течением густой лес колоний гидроидов 10—15 см высотой; это красиво.


Створки мидий обросли губками, на них выросли перья гидроидов.

Автор: Александр Вершинин. Фото автора. Источник: журнал «В мире животных», 2006, № 2


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Добавить комментарий:
Имя или e-mail:

Сообщение:

Наверх
Наверх


Сайт о животных - PiLife.ru