π
Life.ru
Фотоохота на серую цаплю.
Слепой отдел кишечника тетеревиных.
Мускульный желудок тетеревиных птиц.
Подпишись на новости про животных: ВК OK

X (закрыть меню) X

Самые большие птицы.

Раздел: Птицы.. Дата (опубликованно): 07-07-2018 8:37

Все крупные нелетающие птицы, похожие на страуса - родственники. Когда-то их разнообразные предки жили на одном южном материке, именуемом Гондваной. Когда Гондвана раскололась на Африку, Южную Америку, Антарктиду, Австралию и Индию, предки страусоподобных птиц «разъехались» вместе с материками по разным районам Земли. Страусы оказались в Африке и затем в Азии, нанду - в Южной Америке, казуары и эму - в Новой Гвинее и Австралии; эпиорнисы - на Мадагаскаре, а моа - в Новой Зеландии. Поскольку все эти птицы не летали, они могли себе позволить «страдать гигантизмом» и отпустить свой вес, не будучи связанными ограничениями к полету. В результате многие из них превратились в пернатых травоядных, конкурирующих с копытными и сумчатыми млекопитающими на просторах саванн и степей Африки, Азии, Америки и Австралии, а на таких больших островах, как Мадагаскар, Новая Гвинея и Новая Зеландия, у них не было конкурентов.


Самые большие птицы.

Биологи называют этих птиц древненебными (палеогнатами) и бескилевыми, а иногда, менее официально, «бегающими». Все названия отражают разные аспекты особенностей строения и биологии этих гигантов. Древненебность - наиболее важное свойство. Древнее по своему устройству, или палеогнатическое костное небо объединяет страусообразных птиц в единую эволюционную ветвь, отличную от всех других, новонебных птиц. Бескилевыми их назвали за отсутствие костного киля, к которому прикрепляются у «нормальных» птиц крупные летательные мускулы. Без киля и соответствующей мускулатуры не полетаешь, даже если есть кости крыла, одетого в перья. Но у древненебных птиц и кости крыла редуцированы. У некоторых осталось хоть что-то похожее на крылья, у других лишь культяпки, неразличимые в перьевом одеянии тела. Летать все эти птицы совсем не могут, но отлично бегают, за что их и называют «бегающими».


Голова страуса с его огромными глазами и ресницами чем-то напоминает голову птенца. Отсюда появилась неотеническая гипотеза происхождения страусов.

Африканский страус (Struthio camelus) - самая крупная из ныне живущих птиц. Издали птица выглядит, как кипа черных перьев, вознесенная поверх голых мускулистых ног. Из «кипы» выступает длинная и столь же голая, как и ноги, шея, увенчанная небольшой головой. Высокий рост при отличном зрении позволяет страусу издали увидеть врага, а сильные ноги при «хорошем» весе - проломить череп молодому льву. Страусы прекрасно бегают, развивая скорость до 70 км в час. Быстрее только гепард и газели, и то в спринте; страус же может поддерживать высокую скорость на «длинной дистанции». На бегу эти прирожденные марафонцы делают «шаги» до 4-5 м длиной, буквально летя по земле на своих мощных двупалых конечностях. Удержать равновесие на поворотах несущейся по саванне птице помогают небольшие крылья-стабилизаторы. Страусы не только быстры, но способны преодолевать огромные расстояния, переплывать реки и не брезгают любым подножным кормом от семян и стеблей чахлых трав до небольших ящериц, птенцов и мышей. Наконец, они не пьют воду, но получают ее поедая растения-суккуленты, накапливающие влагу в стебле и листьях. Греки и римляне отдавали должное причудливому виду и природному аскетизму страусов, что впоследствии отразилось и в научном названии этих птиц. Карл Линней назвал страуса «струтио камелюс», что в переводе с латинизированного греческого означает «страус-верблюд». Сейчас диких страусов можно увидеть только в сухих районах Южной и Восточной Африки, но в начале XX века они обитали в Сахаре и на севере Аравийской пустыни, где были потом истреблены европейцами.


Бегущие страусы.

Убегающий страус нередко неожиданно исчезает из глаз наблюдателя. Это послужило поводом к рассказам, что, будучи напуганным, страус прячет голову в песок. На самом деле страус ложится, прижимаясь к земле телом и вытягивая шею. Если к такой затаившейся птице приблизиться, она мгновенно вскакивает и стремглав уносится прочь. По-настоящему спрятаться страус, к сожалению, не может, а его спринтерский бег, увы, не спасает от человека, вооруженного лошадью и винтовкой, и тем более автомобилем. Долгое время страусов преследовали из-за красивых перьев, стреляли и просто ради забавы. Их ждал печальный конец, но, к счастью, люди научились разводить страусов на фермах.


На ноге у страуса только два пальца, чего нет более ни у кого из современных птиц.

Первые фермы возникли на юге Африки в 1833 году, а затем появились в Алжире, на Сицилии, во Франции и Австралии. Большинство их исчезло во время Первой мировой войны вместе с модой на шляпки. Сейчас страусовые фермы снова популярны в США, где страусов разводят на мясо, ради кожи и яиц. Страусиные яйца - самые мелкие среди птичьих яиц, если сравнивать величину яйца с величиной самой птицы. Они составляют всего лишь 1,5% от массы самки. В то же время по абсолютным показателям они вне конкуренции: 1 яйцо весит до 1,5 кг, что равно 20-30 куриным яйцам. Более крупные яйца откладывали только вымершие кузены страуса - мадагаскарские эпиорнисы и новозеландские моа. Яйцо округлой формы и с толстой скорлупой, до 2 см толщиной. Это и понятно - все-таки надо выдерживать внушительный вес наседки, к тому же толстая скорлупа спасает яйцо от многочисленных грабителей, как четвероногих, так и пернатых. Лишь мощные челюсти гиен могут справиться с этой удивительно прочной конструкцией, да стервятники научились разбивать яйцо, сбрасывая с высоты на него камень. Впрочем, речь идет только о выкатившихся из гнезда яйцах и о брошенных гнездах. К насиживающей птице не посмеют приблизиться ни гиена, ни лев. Рисковать никому не хочется, ведь разъяренный страус ударом ноги сгибает пополам толстые прутья металлической решетки. По вкусовым качествам яйцо страуса ничуть не хуже куриного, но варить его нужно долго, вкрутую не менее двух часов. К тому же яйцо страуса подолгу не портится и в холодильнике может продержаться до года.


Стопа страуса с двумя пальцами.

В размножении страус столь же необычен, как и в своей внешности (см. статью В. Ишмова «Африканские страусы»). Оберегая свою территорию, самцы страусов иногда рычат подобно львам. Для этого они набирают полный зоб воздуха и с силой проталкивают его в пищевод. Голая шея раздувается, как баллон, и в это время слышен громкий глухой рев. Небезынтересен вопрос, каким образом страусенок, замурованный внутри яйца, может проломить броню в 1,5-2 см? Здесь срабатывают законы механики: почти сферическая форма яйца устойчива к статичным нагрузкам из «вне» (к весу насиживающей птицы), но податлива к резкому удару яйцевым зубом «изнутри». Страусенок не выщипывает отверстие, после его ударов «изнутри» скорлупа трескается вдоль своей длинной оси и освобождает готового начать новую жизнь пленника.


Перья страуса рыхлые, лишенные крючковидных отростков (бородок), в норме сцепляющих перо птицы в единую плотную конструкцию.

Палеонтологи, работавшие в начале 1970-х годов на Канарских островах, были крайне удивлены - повсюду им попадалась ископаемая скорлупа страусов. Такую же скорлупу, целые яйца и кости страусов находили в Венгрии, Молдавии и на Украине. В Китае и Монголии скорлупы было еще больше, можно сказать, местами пустыня Гоби просто усеяна страусовой скорлупой. Оказалось, что в доледниковое время страусы жили по всей обширной территории Евразии, от Атлантического океана до Тихого. Средиземное море в этот период неоднократно пересыхало, и неприхотливые страусы, быстрые на расселение, буквально бегали по его дну из Европы в Африку и обратно, не забывая и про Канары. В то время страусы были в числе самых обычных и приметных животных в остепненных ландшафтах Азии и Европы. Мы, вероятно, увидели бы их пасущимися вместе со стадами гиппарионов, антилоп и носорогов, которые бродили по южным окраинам России, включая юг Сибири. Рядом с ними кормились и нелетающие двупалые журавли амфипе-ларгусы. Исчезнув с территории Европы до появления здесь человека, страусы еще долго жили в Центральной Азии на просторах Монголии и Китая, неоднократно появляясь в Туркмении. Казахстане и в Забайкалье, где также во множестве находят скорлупу их яиц. В Китае страусы, по-видимому, продолжали жить еще в I-II веках н.э., так как их изображения найдены на могиле китайского императора династии Хань. Упоминаются они и в древней китайской энциклопедии.


Американский нанду (Rhea americana), населяющии пампу Аргентины и Бразилии, дальний кузен африканского страуса.

Небольшие страусы, именуемые нанду (Rhea americana), есть и в Южной Америке. Они меньше африканских - высотой не более 1,5 м, с оперенными шеей и головой. На ногах у них 3, а не 2 пальца. Несмотря на более мелкие размеры, нанду лишь немногим уступают в спринте своим африканским собратьям, развивая на рывках скорость до 60 км в час. Как и африканские страусы, нанду неплохо плавают и без труда преодолевают реки. Нередко их можно видеть пасущимися вместе с пампасными оленями, гуанако, викуньями и альпаками. а там, где их не преследует человек, даже с коровами и овцами. Во время гнездования нанду разбиваются на мелкие группы, состоящие из одного самца и 3-4 самок. Токующие самцы изгибают шею, трясут растопыренными крыльями, издавая резонирующее «нан-ду» или «бу-ум». Эти крики слышны на большие расстояния и скорее напоминают рев зверя, чем голос птицы. За них нанду и получили свое название.


Дарвинов нанду (Pterocnemia pennata) - второй, более мелкий вид страусов Южной Америки.

Самки после свадебных церемоний дружно подходят к гнездовой ямке самца (где-то около метра диаметром) и одна за другой откладывают туда 15-30 яиц, которые любвеобильный кавалер насиживает в полном одиночестве 5-6 недель. Дамы-нанду все без исключения ведут фривольный образ жизни и откладывают яйца в гнезда разных самцов. Самец шипит и щелкает клювом на каждого, кто приближается к гнезду, в том числе и на запоздавших самок, пришедших сдать очередное яйцо «на сохранение». Приходится нерасторопным мамашам откладывать яйца поблизости от гнезда, а самец уже вкатывает их в гнездо клювом. Многие яйца, впрочем, остаются вне гнезда и, естественно, портятся, что привлекает огромное количество мух, которыми питается и самец, и только что вылупившиеся птенцы. На горных степных плато Анд распространен небольшой длинноклювый, или дарвинов нанду (Pterocnemia pennata). Он темнее северного нанду, с более слабыми ногами и длинным клювом.


Привычка убегающих страусов иногда затаиваться на земле, вытянув шею, породила поверье о том, что страус зарывает голову в песок.

Кажется, что трехметровый африканский страус - гигант из гигантов, и представить себе более крупную птицу трудно. На самом деле еще более крупные нелетающие страусоподобные птицы совсем недавно жили на планете на таких больших островах, как Мадагаскар и Новая Зеландия. «Совсем недавно» означает в XIV-XVII веках, т.е. в самое что ни на есть историческое время. На них охотились и собирали их яйца обосновавшиеся на островах туземцы - мальгашцы и маорийцы, и если бы не они, очень вероятно мы сейчас могли бы увидеть не только чучела этих птиц-гигантов в музеях, но и живых представителей их в зоопарках. На самих островах память о птицах-гигантах сохранилась в рисунках и мифологии аборигенов, а прямые доказательства их еще недавнего присутствия на Земле - в виде костей, скелетов, целых яиц и даже сохранившихся в болотах мумий - с мясом, кожей и перьевым покровом.


Мадагаскарские эпиорнисы откладывали яйца объемом до 10 л. Эти самые большие птичьи яйца также больше всех известных науке яиц динозавров.

Вряд ли такие тяжеловесы могли быстро бегать, тем более что жили они не в открытом ландшафте, а в тогда еще не вырубленных и не выжженных тропических лесах Мадагаскара. Остается лишь сожалеть, что мы не можем сейчас воочию увидеть «величайших из птиц» - они смогли продержаться в лесах Мадагаскара лишь до начала XVII века, а по некоторым предположениям, и до его конца, когда остров был уже под формальным протекторатом Франции. Огромные пустые яйца эпиорнисов объемом до 9 л местные жители еще тогда использовали в качестве сосудов. В одно яйцо эпиорниса вошло бы содержимое 7 страусовых яиц и 180 куриных, а чтобы заполнить этот «сосуд» яйцами колибри, потребовалось бы их 12 тысяч. Птенец мог пробить «изнутри» такую броню только благодаря рядам продольных насечек, каковыми выходят на поверхность скорлупы пронизывающие ее поровые каналы (благодаря им в птичье яйцо поступает кислород). Эти щелевидные поры-желобки, собранные в цепочки и ряды, облегчали разлом скорлупы тем же самым путем, что и предварительно нанесенные на стекло алмазным резаком насечки.

Автор – Константин Михайлов, кандидат биологических наук. Фото автора и др.

Следующая статья:
Самые большие кошки.
Самые большие кошки.


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Добавить комментарий:
Имя или e-mail:

Сообщение:

Наверх
Наверх


Сайт о животных - PiLife.ru